В мире

Российский фактор в Ливии1 min read

29 мая, 2020 3 min read

author:

Российский фактор в Ливии1 min read

Время на прочтение: 3 минут(ы)

После захвата авиабазы Аль-Ватия силами правительства Национального Согласия (ПНС) в последующие несколько дней поднялась шумиха вокруг предполагаемых российских наёмников и их действий по всему региону в Ливии. Сообщения, поступающие из Ливии, кажутся противоречивыми, поскольку первоначальные сведения о российских истребителях, дислоцированных в стране и готовых поддержать войска фельдмаршала Халифы Хафтара, свидетельствовали о массовом исходе российских боевиков из страны.

После краткого обзора российской стратегии в Ливии за предыдущие годы, мы оценим последние события в стране и попытаемся рассчитать возможные будущие шаги Москвы на ливийском фронте.

Российский след в Ливии

Уже в 2017 году поступали разные сообщения о том, что российские войска в Ливии поддерживают Хафтар. На тот момент утверждалось, что Кремль якобы направил в Ливию личный состав спецназа, целью которого являлось оказание помощи, а главным образом в обучении и оказании консультативных услуг без того, чтобы принимать непосредственное участие в боевых действиях. Москва в свою очередь опровергла эти обвинения и с тех пор придерживается именно этой позиции, продолжая отрицать подобные сведения.

Долгосрочные планы России заключаются в расширении ее международного геополитического положения и влияния. Чтобы понять это, достаточно сравнить отношение Кремля к Сирии и Ливии. С 2015 года, президент Владимир Путин, открыто и по существу поддерживает режим Башара Асада: политическими, финансовыми и военными средствами. Российское вмешательство в поддержку законного правительства Дамаска было очевидным с самого начала. С другой стороны, в Ливии была совершенно другая ситуация, хотя российский след в стране также вполне очевиден. Кремль продолжает отрицать любую официальную военную помощь силам Хафтара. Однако, любое предполагаемое российское присутствие в Ливии относится к отдельным группам, которые не поддерживаются государственными властями.

Такой подход может быть оправдан, если учесть, что в случае Сирии Кремль поддерживает законную власть страны против смеси повстанческих группировок, тогда как в Ливии, похоже, все наоборот. Хафтар был охарактеризован как генерал-отступник, в то время как ПНС является единственным авторитетом, официально признанным международными организациями, такими как ООН. Рассматривая дальнейшее участие России в Ливии, Кремль пытается расширить свою роль в этой стране, задействуя дипломатические каналы. Москва приняла позитивный подход к мирным переговорам и поддержала любые инициативы, которые могли бы ограничить масштаб конфликта, поддержав несколько соглашений о прекращении огня. Поддерживая цели Хафтара, Москва пытается консолидировать свою власть в стране в ожидании того времени, когда конфликт закончится и Ливия снова станет функционирующим государством. Помимо дипломатических средств, Россия, как сообщается, также предоставила Хафтару обширную финансовую помощь, хотя ходили слухи о том, что Москва поставляет поддельные банкноты.

Военная роль России в Ливии

Переходя к вопросу о военных действиях, кажется, что это самая важная часть российского участия в Ливии. Как отмечалось выше, Кремль никогда не подтверждал прямого участия сухопутных сил на ливийском фронте, однако с прошлого года циркулируют многочисленные сообщения о печально известной группе Вагнера. Согласно Reuters, недавний отчет Совета Безопасности ООН предполагает, что в Ливии могут действовать до 1200 российских наемников. Источники также указывают, что Россия оказывает материально-техническую поддержку и военную технику, такую ​​как бронетехника, тяжелое оружие, беспилотники и боеприпасы. Тем не менее, здесь следует отметить, что эти утверждения не могут быть подтверждены, учитывая, что даже системы ПВО «Панцир-S1» российского производства, которые были недавно захвачены на авиабазе «Аль-Ватия», вероятно, были предоставлены ОАЭ. Кроме того, теневая природа так называемой группы Вагнера и полное отсутствие точной информации о ней как о зарегистрированной организации позволяют президенту Путину опровергать любые связи с российским «наемничеством» на ливийском фронте.

Развертывание истребителей и удивительный исход наемников

Последние достижения и успехи сил ЛНА создали неопределенный контекст в отношении того, что последует на ливийском фронте. Турецкое содействие имело решающее значение для изменения баланса, которое мы наблюдали в последние несколько месяцев, когда кампания ливийской национальной армии по захвату Триполи оказалась в безвыходном положении, а армия переходного национального совета захватила стратегические точки. Действия Москвы привлекли широкое внимание средств массовой информации, вызвав противоречивые толкования о решении России. 21 мая было опубликовано несколько статей о предполагаемой передаче по меньшей мере шести МиГ-29 в сопровождении двух Су-24 на авиабазу Аль-Джуфра, примерно в 220 км к югу от Сирта. Этот шаг вызвал предположение об эскалации насилия в стране из-за присутствия российских реактивных истребителей; действительно, передача самолетов заставила многих аналитиков предположить, что предстоит агрессивная операция из-за потери Аль-Ватии и её возвращении.

С 25 мая в международных СМИ распространяются новые сообщения о том, что огромное количество так называемых российских наемников покидают Ливию. Это развитие событий было истолковано многими как попытка России постепенно оторваться от ливийского фронта, поскольку баланс сил перемещается не в пользу Хафтара; однако, похоже, что это не так. Не только вывод наземных сил кажется несовместимым с более ранним развертыванием истребителей, но и Кремль никогда не проявлял никаких намерений отступать из Ливии. Напротив, сильное присутствие России на ливийском театре военных действий и в послевоенном ливийском государстве жизненно важно для российской внешней политики и стратегии.

В последнем пресс-релизе Африканского командования США (AFRICOM) этот вывод подтверждается: AFRICOM оценил, что Россия находится в центре крупной операции по поддержке Хафтара путем создания систем А2АD большой дальности на ливийском побережье, что является одним из стратегических пунктов Москвы. В этом контексте, если сообщения о движениях наемников, связанных с Россией, точны, то мы, вероятно, говорим о замене силы, а не о выводе.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *