В мире Случайные

Терпимость и насилие: судьба религиозных меньшинств во время чумы1 min read

24 мая, 2020 5 min read

author:

Терпимость и насилие: судьба религиозных меньшинств во время чумы1 min read

Время на прочтение: 5 минут(ы)

Пандемии не являются чем-то новым — они выкашивали народы древнего мира и мчась сквозь время, принесли растеряность и горе современному человечеству, продолжая убивать людей.

Мы можем заметить, что человеческая природа остается неизменной во времени и пространстве. По этой причине можно ожидать, что реакция на катастрофы будет всегда одинаковой.

Безусловно, даже в 21-м веке слышны тревожные отголоски старого эха, раздающиеся с тех времени, когда евреи были обвинены европейскими христианами 14-го века в создании и распространении Черной Смерти.

От США до Великобритании, от Ирана до Индонезии (крупнейшей мусульманской страны в мире) в последнее время наблюдается рост злоупотреблений и насилия в отношении китайцев и людей, похожих на азиатов. И не только азиаты подвергаются травле. Политические группы и политические деятели используют коронавирус в качестве оружия в своей антииммиграционной политике, призывая своих сторонников начать охоту на приезжих. Кажется, даже президент Трамп использует коронавирус, вызывая антикитайские настроения, в погоне за голосами. А в Индии, правящая индуистская националистическая партия, подвергла мусульман жестоким нападениям, обвинив их в заговоре, целью которого являлось убийство индусов путем преднамеренного распространения болезни.

Но в равной степени, мы также можем увидеть и то, что правители разных времен и мест дали поразительно разные ответы на вызовы пандемии, в зависимости от религиозных, политических и экономических обстоятельств.

Возьмем например Черную Смерть. Чума охватила христианскую Европу и страны с мусульманским большинством примерно в одно и то же время — между 1347 и 1351 гг. В христианской Европе бубонная чума, которая вероятнее всего, пришла из Китая, убила около 25 миллионов человек. Этот же смертельный штамм или легочная чума, которая быстро распространялась частицами в воздухе, убила около 75 миллионов людей, принадлежащих к исламу (мусульманская Испания, Северная Африка и Ближний Восток). Словно будучи ужасным лабораторным экспериментом, чума проверила, как исламский и христианский миры отреагировали на одну и ту же ужасную катастрофу.

Христианский мир отреагировал на это своим обычным способом, найдя козла отпущения: евреев, «сыновей распинателей». Распространялись слухи о том, что евреи выливали яд в колодцы европейских городов, используя небольшие кожаные мешочки. Евреи были согнаны из деревень на городские площади — от христианской Испании, через Францию ​​и Германию, до Голландии — и сожжены тысячами. Казалось, можно с легкостью обвинить невежественную толпу, но как правило, организаторами расправы над евреями были именно светские и религиозные власти — городские советы, куда входили купцы и ремесленники, великие лорды и герцоги, которые правили городами и территориями, и сам император Священной Римской империи, — который арестовал евреев, инициировал пытки, руководил признаниями и «судебными процессами» , а так же организовывал массовые убийства. В Базеле, Швейцария, 600 еврейских мужчин и женщин были загнаны в деревянный сарай и сожжены живьём при поддержке епископа. Но возможно, самая страшная бойня произошла в Страсбурге, Франция, где епископ и его старшие священнослужители с городской гильдией организовали сожжение около 2000 евреев.

Стоит отдать должное Папе Клименту VI , который осудил теоретиков заговора, утверждая, что евреи также умирают от чумы, хотя и в меньшем количестве, но всё благодаря их религиозным ритуалам очищения. Но безрезультатно. За время чумы было убито больше европейских евреев, чем когда-либо до Холокоста (в Англии не было евреев, которые могли бы быть сожжены, потому что все они были изгнаны ещё в 1290 году).

Противоположная картина складывалась в исламском мире. Когда накапливались тела, а похоронные кортежи наталкивались друг на друга на улицах из-за большого скопления, так как только в Дамаске каждый день умирали 1000 человек (по сравнению с 300 в день в Лондоне), власти мамлюков призывали христиан, евреев и мусульман объединиться в молитве и постится всем вместе три дня. На четвертый день, представители всех трех общин монотеистов прошлись босиком от городских ворот в Мечеть Следа, там они вместе провели в песнях и молитве целый день.

Конечно, были и вспышки насилия, направленные против христиан и иудеев, но ничто не сравнится с теми масштабами, которые были применены в христианском мире.

Отталкиваясь от действий и стандартов христианского мира средних веков, можно утверждать, что мусульманский мир был удивительно терпим к своим религиозным меньшинствам. Исторически так и должно было быть с тех пор, как арабские племена завоевали Персию и большинство восточных земель римской империи в 7 веке и начали строить свою огромную исламскую империю. Арабские завоеватели отчаянно нуждались в торговых и административных навыках христиан, зороастрийцев и евреев, которых они завоевывали. В результате был заключен ряд соглашений, вероятно, заключенный в 7-м веке. «Пакт Умара», так его называли, по сути был хартией терпимости.

В обмен на то, что им позволили исповедовать свою религию без кровопролитий, дхимми, что означает защищенные «люди Книги», согласились, что взамен будут платить специальный налог, джизью. Но, что еще более важно, они согласились с тем, что «мы [диммы] проявим почтение к мусульманам и встанем с наших мест, когда они захотят сесть». Димми никогда не сможет построить дом выше, чем у мусульманина, и не будет работать в положении превосходства над мусульманином. Они должны были носить одежду, которая отличала их от мусульман — например, в 9-м веке евреи и христиане должны были носить идентифицирующую желтую нашивку на своих плащах. Другими словами, как сказал халиф Умар I: «Унизь их [димми], но не делай им никакой несправедливости». Пакт (строго соблюдаемый мусульманскими властями во времена паники и кризиса) стал образцом политики мусульманского мира в отношении его религиозных меньшинств, и до сих пор действует в некоторых исламских странах.

Терпимость была бесконечно предпочтительнее массовым убийствам и преследованиям евреев в христианском мире. Тем не менее, она была основана на доминировании высшего, который терпит низшего. На самом деле это основано на неприязни: «Терпеть — значит оскорблять», как отметил Гете.

Невозможно утверждать и то, что исламские власти, светские или религиозные, считали терпимость достойной похвалы. Как и в христианском мире, терпимость не одобрялась: она поощряла ересь и восстание — ее политической сестры. Но это была политическая необходимость в исламской империи из-за ее многоконфессиональной истории. В христианском мире толерантность не считалась добродетельной до тех пор, пока после столетних войн, ведущихся во имя религии, кульминацией стала Тридцатилетняя война 17-го века. Толерантность тогда стала не просто политической необходимостью, а стала восприниматься благодаря таким религиозным пионерам, как основатель Род-Айленда Роджер Уильямс, олицетворяющего типичного христианского добродетеля.

Христианский мир словно перевернул все столы на исламский мир . В доевропейском мире ислам был образцом терпимости по сравнению с позорными проявлениями нетерпимости в христианском мире. Теперь же Запад гордится своей терпимостью, которую он противопоставляет исламской нетерпимости. Но, снова повторюсь, терпимость является сомнительной добродетелью.

Например, пристально присмотритесь на сам ответ на ВИЧ / СПИД, данный христианским миром, известный в 80-х годах как «болезнь геев». В 14 веке христианские геи были бы сожжены на костре; на Западе 20-го века (за исключением нескольких религиозных фундаменталистов, которые рассматривали СПИД как наказание Бога за гомосексуализм), к гомосексуалистам относятся терпимо. Но они не были приняты, и не рассматривались как равные гетеросексуалам — возможно,это является одной из причин, почему поиск лекарства от «болезни геев» имел столь низкий приоритет, несмотря на «резню», которую он утроил. Потребовалась активная кампания для продвижения проблемы СПИДа в политическую повестку дня.

Так как же наши власти справляются с последней пандемией?

Сравните то, как фактически весь мир отреагировал на эту смертоносную эпидемию с тем, как мы отреагировали на гонконгский грипп в 1968 году. Едва ли сейчас можно вспомнить, что в США от гриппа погибло 100 000 человек; 1-4 миллиона по всему миру. Не было никаких изоляций — кто знает, сколько жизней можно было бы спасти, если бы её ввели. Но на этот раз мир сделал уникальную вещь. По всему миру от Запада до Востока и от Севера до Юга, независимо от того, какая религия в стране преобладает, многие из наших правителей фактически одинаково отреагировали на одну и ту же катастрофу. Они закрыли нашу экономику, чтобы спасти жизни. Поиски козла отпущения, конечно, ещё продолжаются. У нас все еще есть антииммигрантские националисты, джихадисты, которые используют любую возможность, чтобы обвинить иммигрантов, мусульман, евреев, в особых случаях некоторых иранских и джихадистских фанатиков или даже самого Запада. Тем не менее, как сказал в недавнем интервью Financial Times президент Франции Макрон, «у нас половина планеты находится в тупике, чтобы спасти жизни людей. В истории нет такого прецедента.» Наши страны, от США до Абу-Даби, душат экономику, чтобы спасти жизни людей.

В совокупности мы показали, что ценим наше человечество — гораздо больше, чем собственный экономический порядок и богатство. Мы показали, что способны выйти за пределы ужасов обвинений и унижений от терпимости к лучшему миру, в котором ценится жизнь каждого человека, в том числе и жизни пожилых людей.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *